Фуад керимов познакомится с девушкой

Признавашки Симферополь | Саки | Евпатория | ВКонтакте

Керимов Айдын Ядигар-Оглы работал водителем на Зил ТРЕСТа г. Красноярска. Я . Баку. Знаю что у неё есть сёстры Азада, Тарана Нулуфер и брат Фуад, брат» "Я ищу. . Хотелось бы узнать его и познакомится, я его сын. Родился в г., сам . «Ищу девушку, на фото ей 9, мне «Разыскиваю отца! Манафова Вагифа Рахман Оглы, года рождения 20 апреля. С 31 декабря года не можем ему дозвониться, оба сотовых. FUAD KERIMOV интересы. Меня зовут FUAD KERIMOV, я -мужчина и мне 28 лет. Мой знак зодиака - козерог. Я живу в Познакомлюсь: с девушками.

Она спокойнее меня, это. И для того чтобы легче входить в роль, я пыталась в реальности жить той жизнью, которой живет моя героиня. В связи с тем, что фильм полнометражный, процесс съемок более длительный и ты дольше находишься в образе, ты можешь более тщательно прочувствовать своего героя, фактически им и становясь.

Учитывая, что до этого фильма у меня был опыт работы в короткометражных фильмах, этот опыт стал для меня новым. Я думаю, это присуще творческому процессу, что-то получается, чего-то не хватает. Но, в общем, если посмотреть, то я очень довольна и съемками, и всем процессом, и командой, с которой вместе работали и фактически породнились за это время. Надо помнить, что ты идешь и делаешь свое самое лучшее каждый день, и отпускать все возникающие сомнения.

На самом деле мне очень повезло, что довелось познакомиться с Ильгаром Сафатом, который хотел снять психологический фильм про любовь и драму.

Сценарий был представлен в Министерство культуры и туризма, где его одобрили и выделили финансирование для съемок. Но главное желание для меня — быть актрисой. Я, кстати говоря, в вузе учусь на сценариста, при этом обучаюсь на курсах по актерскому мастерству. Режиссером пока становиться не планирую, разве что в будущем.

Мне кажется, что сегодня быть актером и жить в ожидании роли — это становится излишне зависимым от своего агента или менеджера. Например, в Лос-Анджелесе есть много красивых и талантливых людей, у которых не получается обратить на себя внимание. А ведь сейчас такое время, что, даже сняв маленький ролик и разместив его в интернете, можно в одно мгновение стать знаменитостью.

Сейчас актеры становятся продюсерами, занимаются режиссерством, и часто это неплохо получается. Я всегда хотела писать, и самое лучшее — это писать о том, с чем сталкивалась, что наблюдала. Мне очень нравятся фильмы иранского режиссера и сценариста Асгара Фархади.

Я просмотрела множество его фильмов, в которых отражается культура, общественный уклад его народа. В этот момент мне нанесли удар сзади. Так и не разглядев преступника, я рухнул, как подкошенный, на землю.

Открыв глаза, я окинул взглядом комнату. Я лежал на широкой кровати.

фуад керимов познакомится с девушкой

Кроме этой кровати и стоящего рядом с ней стула никакой другой мебели не. Повернув голову, я неожиданно увидел перед собой картину в резной раме. Картина висела несколько ниже, чем следовало бы, и потому была хорошо видна. Связанный тонкими кожаными ремнями, я с трудом сумел принять такое положение, которое позволило бы спокойно ее рассмотреть. Она была во всех отношениях странной. Во всяком случае, ничего подобного я раньше не. На черном фоне красной краской были изображены какие-то непонятные знаки, чем-то напоминающие иероглифы.

Вначале в этом хаосе странных символов ничего нельзя было понять, но потом постепенно стала угадываться определенная осмысленная композиция. И чем дольше я глядел на эту картину, тем яснее проступала в этом изобилии красных черточек, кружочков и палочек какая-то мрачная, сатанинская суть.

В комнате же становилось все светлее и светлее. Нестерпимо болели ноги и руки, стянутые ремнями. Перевернувшись со спины на живот, я попытался встать на колени, но не рассчитал и свалился на пол. Буквально через секунду дверь комнаты распахнулась и ввалились двое парней. Они молча развязали мне ноги и, подняв меня, предложили следовать за.

Пройдя по коридору несколько шагов, мы оказались в небольшой комнате, чем-то напоминающей приемную. Один из парней, открыв дверь, ведущую в следующую комнату, исчез за. Другой, молча указав мне пальцем на кресло, остался со. Из расположенного рядом с креслом окна хорошо был виден внутренний двор, с небольшим фонтаном посередине.

Справа высилось небольшое каменное строение с узкими окнами. Вдруг дверь, куда прошел мой сопровождающий, открылась, и в комнату вошел Сафаров. Чисто выбритый, пахнущий хорошим французским одеколоном, он в эту минуту был мне особенно неприятен.

Я молча поднял свои руки, туго перетянутые ремнем. Он, недоуменно посмотрев на стоящих рядом парней, молча вытащил из кармана брюк изящный складной нож и одним точным движением разрезал ремень. В артистизме ему отказать было нельзя, но на меня его благородные штучки-дрючки никак не подействовали. Единственное, что мне в данный момент хотелось, так это врезать ему, да посильнее. Комната, куда мы вошли, была немного больше приемной.

Посередине стоял стол, сплошь уставленный снедью и напитками. В центре стола возвышалась высокая изящная ваза с незнакомыми ярко-синими цветами. Два мягких кресла у стола завершали убранство комнаты. К несчастью, у нас не было иного выхода. Оставалось неистребимое чувство жажды. Налив в высокий хрустальный бокал сухого вина, он молча пододвинул его.

Немного поколебавшись, я выпил вино, сразу почувствовав себя. Здесь платили твердой валютой. Сырье брали у наших восточных соседей, почти даром. Обрабатывали сырье у нас, а готовый наркотик перевозили через границу нашим южным соседям. И, как я уже говорил, получали за это доллары. Конечно, куда меньше, чем их настоящая цена, но куда больше, чем если бы платили рублями.

Но проводились эти операции от случая к случаю и небольшими партиями, так как для настоящего дела требовались и настоящие капиталы. То ли не желали пачкаться, то ли чего-то боялись. Тем более, что многих из них я знал лично. Все решили сделать из своих квартир нечто, напоминающее музеи.

Все это я уже знал от Фуада, но не прерывал. Этот рассказ ему явно доставлял удовольствие. Кроме того, он непрерывно подливал себе коньяк. Глаза его неестественно блестели, речь становилась все менее и менее понятной. И мне казалось, что он сам наконец расскажет что-нибудь заслуживающее внимание. Представляете — ровно тринадцать. Ну так вот, деньги я получил, оставалось закупить в достаточном количестве сырье и привезти его в республику, а потом переработать и вывезти за рубеж.

Закупка и доставка сырья оказались нетрудной задачей. Должен признаться, что мне не сразу удалось убедить своих компаньонов в результативности подобного действия. Но постепенно, шаг за шагом, я все-таки убедил их, что это экстравагантное предприятие будет прекрасным прикрытием. Не правда ли, прекрасная идея? Вновь организованный театр мод едет за рубеж на гастроли и везет массу необходимых вещей. При этом едет на автобусах.

Именно в то время, когда граница почти открыта. А среди тряпок спрятаны мешочки с наркотиком. Почему все так сложно? Не проще ли было организовать вывоз как-то иначе, используя всеобщую неразбериху?

При том всего лишь. Мне надоело здесь жить. Мне осточертели эти люди, их мелкие душонки и их не менее мелкие дела. Мне необходимо отсюда вырваться. Но я не хочу быть нищим там и потому решил рискнуть.

Но если я на это пошел, то мне хочется, чтобы все было сработано добротно и чуточку оригинально. В конце концов, это мое желание. Она ничего не знает, почти. Хотя, не скрою, кое-какие стоящие мысли подала именно. Если наша операция не сорвется, она вернется.

Театр уже не будет нуждаться в инвестициях. Она расплатится со спонсорами и будет свободна в своем творчестве. Сначала мы хотели вас убрать, но потом передумали. У вас, оказывается, есть очень влиятельные друзья, не желающие вашей смерти. Поэтому мы решили просто задержать вас здесь на некоторое время. Подальше от любопытных глаз. А пока в газетах будут печататься статьи под вашим именем, посвященные нашему театру. И они будут регулярно выходить в течение всего времени гастролей. А потом можете сколько угодно разоблачать.

Но сказать что-то более вразумительное он не успел. Дверь комнаты неожиданно распахнулась и вошел какой-то парень. Наклонившись, он что-то прошептал на ухо Сафарову. По сразу изменившемуся выражению лица моего собеседника было понятно, что наш разговор завершен.

Уже в приемной я машинально посмотрел в окно. В этот самый момент из только что подъехавшей машины показалась Наза. Она быстро, не смотря по сторонам, прошла в дом. Меня провели в соседнюю комнату и оставили одного. Половину ее занимал письменный стол. Слева от него находился громоздкий, в человеческий рост комод.

Приезд Назы меня удивил. Я знал, что Сафаров официальный представитель спонсоров театра, но мне казалось, что она не должна бы знать, где он проводит свое свободное время.

Вдруг я услышал, как с треском захлопнулась дверь, а потом послышались какие-то возбужденные голоса. Разобрать слова было невозможно, но говорили явно двое — мужчина и женщина.

Внимательно обследовав комнату, я обнаружил, что там, где стоит комод, голоса слышны. После долгих усилий мне удалось сдвинуть его в сторону. За ним я неожиданно обнаружил дверь, ведущую, по-видимому, в соседнюю комнату.

Дверь была закрыта, но голоса стали вполне различимы. Я не ошибся в своих предположениях. Говорили двое — Сафаров и Наза. Он же безуспешно пытался вставить в поток ее гневных слов хоть слово. Из разговора я понял, что Наза обвиняет его в том, что он хочет, используя театр, осуществить контрабандный вывоз наркотика.

И тем самым втянуть ее в преступление. Она гневно требовала, чтобы он обратился в правоохранительные органы и честно во всем признался. Исчерпав все свои доводы, Наза, наконец, замолчала. И тогда я отчетливо услышал спокойный голос Сафарова. В комнате воцарилась странная тишина. Ты разве не знаешь? В комнате как-то сразу стало тихо. Мне необходимо было во что бы то ни стало вырваться отсюда. Я схватил в охапку журналы, лежащие на письменном столе, и свалил их небольшой горкой у двери.

Нащупав в правом кармане брюк зажигалку, я прикурил последнюю в пачке сигарету, а потом поджег эту кипу бумаг. Буквально через минуту вся комната заполнилась дымом. Не спеша я стал раскачивать комод из стороны в сторону. Когда он начал более или менее свободно скользить по полу, я передвинул его на середину комнаты, поставив боком к двери.

За дверью послышались голоса. Кто-то предлагал открыть дверь и потушить огонь, но никак не могли найти ключей.

Декорации театра мод (fb2)

Кто-то настойчиво спрашивал, есть ли в комнате люди, пока на него не цыкнули. Пожар разгорелся не на шутку. Полыхало все, кроме небольшого участка комнаты за боковой стороной комода, где стоял. Дышать становилось все труднее и труднее.

Сняв с себя рубашку, я стал сбивать огонь с брюк. Но дверь стояла крепко, огонь почему-то обходил ее стороной. Терпеть уже не было мочи. Крепко ухватившись за выступающий край комода, я попытался сдвинуть его с места, но безуспешно. Жар стал просто нестерпим. Мне казалось, еще мгновенье — и я превращусь в хорошо прожаренный бифштекс. Уперевшись одной ногой в письменный стол, я навалился всей своей тяжестью на ненавистный комод.

Fuad Kerimov, Баку, 24 года - фото и страница

И вот наконец он поддался. Крича от непосильного напряжения что-то невразумительное, я разогнал этот комод и, используя его в качестве тарана, вышиб дверь комнаты.

Комод, высадив дверь, придавил кого-то. Повернув вправо, я побежал по коридору. Но вдруг заметил в конце его коренастую фигуру охранника, который увидев меня, бросился в мою сторону. Это был мужчина с решительным лицом и, очевидно, с не менее решительными намерениями. Слева от меня находилось окно, выходящее во двор, сзади полыхал в коридоре комод, впереди ждал охранник. У меня оставался единственный выход.

Выбив ногой раму, я прыгнул. Мне повезло, я мягко приземлился прямо на клумбу. Больно поранившись о колючки, но, к счастью, ничего не сломав, я вскочил на ноги и что было сил помчался к своей машине, на ходу вытаскивая из заднего кармана брюк запасные ключи.

Объехав фонтан и отбросив в сторону не в меру агрессивного охранника, пытавшегося на ходу открыть правую дверцу автомобиля, я выехал на шоссе. Времени было в обрез. Пока я не заметил за собой погони, но она могла появиться в любую минуту. Не сбавляя скорости на поворотах, я гнал машину в направлении города.

Вдруг откуда-то сбоку выскочила ярко-красная машина. Обогнав слева, она стала прижимать меня к краю дороги, пытаясь заставить съехать с шоссе или остановиться. В машине я заметил трех человек. Сидевший сзади, вытащив пистолет, спокойно целился, ожидая удобного момента для выстрела. Ко всему прочему, впереди я увидел приближающийся тяжелый грузовик с прицепом. К этому времени я уже с трудом удерживал машину на полотне шоссе.

Мои преследователи медленно, но неумолимо прижимали меня к краю. Стало ясно, что еще немного, и я окажусь в кювете или меня просто-напросто пристрелят. Слева от шоссе малоприметная песчаная полоса вела в поле. Эта полоса была узкой, но вполне достаточной для проезда одного автомобиля. Грузовик был уже близко и я отчетливо видел недоуменное выражение лица водителя. Выжав до отказа газ, я сумел вырваться вперед и оказаться на правой стороне шоссе.

Очевидно, они решили одним ударом сбросить мою машину с шоссе. Когда до грузовика оставалось буквально несколько метров, я резко повернул руль влево. Машина, перелетев через шоссе, оказалась на узкой полоске между дорогой и полем. Машина же преследователей, вылетев на левую половину шоссе вслед за мной, на всей скорости врезалась в переднюю часть грузовика. Удар был очень сильный. Уже выехав на шоссе, я оглянулся. Грузовик от удара развернуло поперек шоссе, ярко-красная машина лежала перевернутой в нескольких метрах от дороги.

Облегченно вздохнув, я нажал на педаль газа. До города оставалось несколько десятков километров. В город я въехал без приключений и сразу же направился в контору Фуада. Остановив машину в нескольких кварталах от его фирмы, я вылез и пошел дальше пешком. Вокруг все было тихо, никаких подозрительных личностей.

Но и в офисе никого не оказалось. Мне ничего не оставалось, как поехать домой. Надо было переодеться и принять душ. Я понимал, что это опасно, но ничего умнее в голову не приходило.

У дома тоже все было спокойно. Оставив машину за домом, я сумел незамеченным проникнуть в подъезд. Никого не встретив, быстро поднялся на свой этаж и, открыв дверь, оказался у себя в прихожей. Раздеваясь на ходу, я прошел в ванную. Приняв душ и побрившись, я побрел на кухню и заварил крепкий кофе.

После двух чашек густого, как шоколад, кофе мне стало несколько. Неожиданно в прихожей раздался звонок. Минуту я стоял, не зная что делать. Потом, наконец решившись, подошел к двери. Положив ладонь на дверной глазок и прождав несколько секунд, я посмотрел в. На лестничной клетке напротив моей двери стояла Лала. Это для меня было неожиданностью. Открыв дверь, я молча пропустил ее в прихожую. Я не успел надеть рубашку, и сейчас, в джинсах и халате, чувствовал себя не совсем уютно. А пока, будь добра, подожди меня в гостиной.

Я прошел в спальню и, подойдя к платяному шкафу, стал выбирать рубашку. Вдруг я почувствовал на себе чей-то взгляд. Резко повернувшись, я увидел в дверях Лалу. Слегка прищурив глаза, она в упор рассматривала. В ее правой руке я заметил маленький револьвер. Я медленно опустился на краешек кровати. Спрашивать ее о чем-то не было смысла. Она явно была не склонна разговаривать. В голове моей был сумбур. Я Никак не мог понять ее роль в этом деле, и чем больше я думал, тем меньше что-либо понимал.

Мозг усиленно работал, стараясь найти выход из создавшегося положения. Неожиданно я заметил, что стул, на котором она сидит, стоит на узкой ковровой дорожке, ведущей к кровати. И конец этой дорожки заканчивается у моих ног. Лала молча бросила мне сигареты и зажигалку. Я медленно вытащил из пачки сигарету и щелкнул зажигалкой. Вдруг зажженная сигарета выпала у меня из рук и упала на дорожку.

фуад керимов познакомится с девушкой

Я, выдавив извиняющуюся улыбку, опустил руку. Когда мои пальцы коснулись дорожки, я, крепко ухватившись, сильно дернул ее на. Стул, а с ним и Лала, оказались на полу. Револьвер упал между нами. Я бросился к. Мне удалось схватить револьвер левой рукой. Вдруг я почувствовал резкую боль в плече. Лала, не успев дотянуться до оружия, вцепилась в мою руку зубами, повиснув на мне и не давая подняться. Сперва я встал на четвереньки, потом во весь рост.

Только тогда мне удалось правой рукой отбросить ее в сторону. Она упала, но тут же вскочив на ноги, бросилась на меня и повалила на кровать. Револьвер отлетел куда-то в сторону. Наконец мне удалось подмять ее под себя и, обхватив обеими руками, отшвырнуть. Но она не сдавалась.

Изловчившись, Лала схватила меня за ногу, умудрившись при этом больно оцарапать правую руку. Развернувшись, я резко ударил ее ребром ладони. Она упала, как подкошенная. Откровенно говоря, я ненавижу когда мужчина бьет женщину, даже если она того заслуживает. Но в данном случае у меня просто не было другого выхода. Подобрав револьвер и положив его в карман брюк, я связал руки Лалы кожаным ремнем. Все тело напоминало одну сплошную рану.

В прихожей снова раздался звонок. Это было уже. Выхватив револьвер, я бросился к двери. Звонок трезвонил не переставая. Подбежав, я предусмотрительно посмотрел в глазок. У моих дверей стоял Фуад. За его спиной маячили еще двое парней. Открыв дверь, я пропустил их в квартиру. Пройдя в гостиную, Фуад сел в кресло и, вытащив пачку сигарет, с наслаждением закурил. Водитель грузовика остался жив, ни одной царапины. Куда они тебя отвезли? Если надо, могу показать, дорогу я запомнил хорошо. В это время в спальне послышался шум.

Ребята Фуада, мгновенно среагировав, бросились туда и через секунду выволокли в гостиную связанную Лапу. Это не произвело на Фуада никакого впечатления. Он молча продолжал невозмутимо курить. Я кратко рассказал ему все, что знал о Лале, и показал ее револьвер.

Он осторожно взял его, внимательно рассмотрел и, ничего не сказав, вернул. Взяв трубку, Фуад внимательно выслушал очередное сообщение. Потом, включив двигатель, не спеша тронулся с места. Минут через пять мы подъехали к трехэтажному зданию из красного кирпича, где в последнее время располагалось Управление полиции. Молодые парни в новенькой форме полицейских прохаживались у входа в здание. Я сидел впереди, рядом с Фуадом. Двое его парней и Лала находились сзади. В салоне машины повисло тягостное молчание.

Не зная, чем себя занять, я включил рацию. Крутя ручку настройки, я случайно наткнулся на разговор полицейских. Я удивленно повернул голову. Один из них, улыбнувшись, утвердительно кивнул. Лала, отвернувшись, молча смотрела в окно. Разговор полицейских был более чем странным. Более десяти минут они выясняли, почему некий Керимов получил вне очереди новую патрульную машину. После чего в разговор вклинился чей-то начальственный голос, потребовавший немедленного сбора всех патрульных машин у поста дорожной полиции на пригородном шоссе.

По реакции остальных я понял, что это их мало волнует, чтобы не сказать большего. Открыв дверцу машины, он тяжело плюхнулся на сиденье.

По его лицу я понял, что Фуад чем-то недоволен. Закуривая сигарету, он резким движением руки выключил радио. Буквально через несколько минут рядом с нами затормозила полицейская машина, из которой выкатился колобок в мундире лейтенанта. Подбежав к нашему автомобилю, он громко стал требовать, чтобы мы следовали за. При этом он так отчаянно жестикулировал, что казалось, еще мгновенье — и его конечности, отделившись от туловища, самостоятельно будут продолжать выделывать замысловатые движения в воздухе.

Махнув в знак согласия рукой, Фуад тронулся с места. Ехали мы минут десять. Несмотря на непрекращающиеся требования лейтенанта-колобка ехать быстрее, мы ехали со скоростью не более сорока километров в час. Где-то через полчаса показался пост дорожной полиции. Но самих полицейских на месте почему-то не оказалось. Прождав на солнцепеке около часа, мы увидели, как вдалеке наконец показались две полицейские машины. Только после десяти минут эмоциональных объяснений и уговоров мы тронулись в путь.

Остановились на каком-то перекрестке, где собралось около десятка машин. Короче говоря, творилось что-то непонятное. Во всяком случае, на молниеносную операцию по захвату наркотиков это не было похоже. Фуад, остановив машину чуть в стороне, недовольно смотрел на все происходящее. Двое его сотрудников откровенно ухмылялись, наблюдая за этими приготовлениями. Вдруг к нашему автомобилю подошел какой-то молодой человек и сообщил нам приятную новость: Это сообщение привело нашу группу в еще большее уныние.

Ничего хорошего оно не сулило. Вскоре из-за холма появился вертолет. Он сделал круг над нами и стал спускаться. Из динамика раздался бодрый голос представителя министра, призывающий личный состав проявить выдержку и дисциплинированность в этом важном для нашего государства деле. Фуад, перейдя в активный режим, связался с лейтенантом. После непродолжительного треска мы наконец услышали его голос. Но там ничего. Да и машины старые, взяли с автобазы. Ты не будешь возражать? Фуад повернулся к своим сотрудникам.

Один из них, вытащив свою рацию, с кем-то связался. Через несколько минут мы узнали, что эти две машины покинули город за два часа до выезда каравана. И везут они незначительное количество изделий, которые будут оставлены в приграничном городе для внутренней реализации. Фуад недоверчиво покачал головой и, резко тронувшись с места, помчался в сторону проселочной дороги.

фуад керимов познакомится с девушкой

Он мастерски вел машину. Иногда казалось, что еще немного и мы или куда-нибудь врежемся, или окажемся в кювете. Но всякий раз он успевал вовремя среагировать, и мы благополучно продолжали свою сумасшедшую гонку.

Для меня эта спешка была более чем странной. Какой интерес могли представлять два грузовика, неторопливо продвигающиеся в сторону границы.

Мне это было непонятно. Мы мчались уже более тридцати минут, а грузовиков все еще не было. Согласно полученным нами сведениям эти два грузовика никуда не спешили, им некуда и незачем было спешить.

И тем не менее, обогнав караван на целый час, мы пока не могли догнать эти машины. Фуад явно стал нервничать. Он, резко нажав на клавишу передатчика, схватил микрофон. Послышался знакомый голос лейтенанта, выговаривающего что-то какому-то сержанту. Из разговора стало ясно, что караван еще не подошел. Вдруг из-за поворота показались два серых грузовика. Номера у них были не городские, поэтому они никак не могли быть интересующими нас машинами. Но Фуад, включив сирену, стал их обгонять. К нашему удивлению, грузовики, прибавив скорость, стали удаляться.

Посмотрев на спидометр, я невольно удивился. Они двигались достаточно резво для двух далеко не новых машин, какими они казались. Постепенно дорога становилась все хуже и хуже. Точнее говоря, это была уже не дорога. Мы порядком удалились от населенных пунктов, и то, по чему мы двигались, напоминало скорее дно давно высохшей речки. Несмотря на наши настойчивые требования остановиться, грузовики продолжали увеличивать разрыв между нами.

Наша машина была явно не предназначена для подобных испытаний. Вдруг Фуад резко повернул руль влево. Мы оказались на какой-то тропинке, круто поднимающейся вверх. Взлетев на пригорок, с другой стороны полого спускающийся к дороге, Фуад не тормозя направил машину.

Мы, срезав значительный участок дороги, по которой двигались грузовики, промчались вниз и плюхнулись на проезжую часть, перпендикулярно движению, прямо перед. Один из грузовиков попытался объехать нас слева, но водитель не сумел вовремя сбросить скорость, и машину занесло на повороте.

Потеряв управление, грузовик застрял задними колесами в канаве и, забуксовав, остановился. Двое наших парней молча выскочили из машины и, вытаскивая на ходу пистолеты, бросились к грузовику. Второй грузовик, не сбавляя скорости, пролетел прямо перед нами, чуть-чуть не задев задними колесами бампер нашего автомобиля.

Фуад, развернув машину, бросился в погоню. Расстояние между нами стало сокращаться. Целостные техники системы йоги помогают жить и реализовываться, достигать поставленных целей. Баку тоже большой мегаполис с высоким ритмом жизни, и я рад, что представилась возможность повзаимодействовать с практикующими йогу в Азербайджане. Чувствую острую потребность заниматься просветительской и исследовательской деятельностью в области естествознания.

С этой целью провожу групповые выездные ретриты и йога-туры в разных сильных уголках Земли. Практически, данная система — это технология восстановления целостности энергетических и физических структур человека и его взаимоотношений с окружающим миром, искусство взаимодействия с потоками энергии в теле и пространстве. Методику можно отнести к системам так называемой Пурна-Йоги, или полной йоги, в ней, помимо традиционных для Хатха-Йоги физических упражнений - асан и дыхательных техник - пранаям, уделяется большое внимание методикам концентрации внимания и созерцания как главным и высшим инструментам йоги.

Цель метода - достижение ментальной, энергетической и физической целостности практикующих, максимальное расширение восприятия реальности, достижение внутреннего баланса и синхронизация с окружающим миром. Промежуточные цели методики — достижение покоя ума, физическое и психологическое оздоровление, поднятие энергетического статуса.

Йога — это целостная система, подаренная нам предками, частично утерянная в результате большого временного промежутка. Очень много хаотичной, разрозненной, непоследовательной информации, которая еще больше запутывает практикующих. Я занимался профессиональным спортом, изучал боевые искусства — дзюдо, самбо, каратэ. Занятия спортом привели к травме колена. Предлагали операцию, но я выбрал нетрадиционный способ решения вопроса. В течение 2-х лет я усердно тренировался под руководством моего учителя в Иране и полностью восстановился.

Мне было передано иное мировоззрение устройства мироздания, а также совершенно неизвестные мне до этого принципы работы с телом. В частности, направленное внимание, дыхание и создание положительного эмоционального фона.

После обретения нового понимания я уже не мог проводить занятия по единоборствам в канве информационной составляющей физической культуры и спорта.

Так начался мой путь в йоге и к самому. Сейчас мне 47 лет, и я иду по жизни с полной уверенностью в истинности избранного пути. Получив наставления от своего учителя и последовав его совету, я углубился в практику.

Для меня это очень важный эволюционный этап в жизни.