Коммуникативным языковым знаком является

Языковая система, языковой знак — Студопедия

по своей природе слово является знаком, мы тем самым утверждаем, ния языков (Платон, стоики) доминирует тезис: языковые знаки имеют. Коммуникативное поведение языковой личности и его диагностика: Так, например, знак победы — victory — отмечается как отсутствующий в русском Результатом анализа является воссоздание «некоторых черт языкового. Значение, таким образом, это общеизвестная и коммуникативно релевантная часть концепта, выступающая в виде стороны языкового знака в актах.

Существуют, однако, и общие, универсальные для всех форм общения и взаимодействия людей закономерности, связанные с особенностями создания между коммуникантами некоего смыслового поля, которое, собственно, и является основной задачей любого акта коммуникации. И поскольку это смысловое поле возникает посредством циркуляции между людьми, вступившими в общение, не только информации, но, прежде всего, - мыслей, идей и эмоций хотя, как известно, в расширительном понятии в качестве информации можно рассматривать и мысли, и идеи, и эмоциивозникла необходимость поиска универсальных коммуникативных единиц, абстрагируемых от того "строительного материала", которым формально обеспечиваются процессы общения, - то есть от слова, изображения, звука, жестов, мимики и.

Факт несовпадения мысли и слова неоднократно отмечался такими учеными-психологами, как Л. Выготский писал, что " Единицы мысли и речи не совпадают. Один и другой процессы обнаруживают единство, но не тождество". В последние годы накоплены научные данные в области исследований "невербального интеллекта и его связей с вербальным интеллектом", исследований о системном строении психики и интеллекта, о несовпадении мысли и внутренней речи, об образно-эмоциональном характере мыслительной деятельности, о роли знаков в коммуникации.

Ананьев указывает, что, реализуя коммуникативный замысел, человек создает " Этот вид личностной активности включает "вербальные и невербальные интеллектуально-мыслительные операции", совершаемые для организации смыслов в ходе текстовой деятельности. Леонтьев различал несколько видов знаков: Текст, по сути дела, и есть знак 1 в классификации А.

С другой стороны, для идентификации уже знакомого человека иногда бывает достаточно одного слова. А если это незнакомый человек, что чаще всего является условием успешного решения задачи? Существует ли минимальный линейный предел, за которым проблема распо знавания автора речевого сегмента будет a priori неразрешимой? Видимо, на этот вопрос можно ответить положительно.

Типология знаков

В монологической речи линейная протяженность подлежащего анализу речевого сегмента должна бьгть эквивалентна развернутому предложению. В диалоге достаточно двух-трех реплик, которые могут быть представлены и эллипсами. Диалогическая речь по своему фонетическому оформлению содержит для исследователя более яркие дифференциальные характеристики личности. Караулова — в большей мере атрибут диалога, да и социальная маркированность индивида отчетливее проявляется в общении, когда партнеры обязаны реагировать на каждую значимую реплику в соответствии со сложившимися в их языковом сознании стереотипами речевого поведения.

Винокур Винокур,имеет несколько подходов. Автор приведенной цитаты приводит весьма занятный пример из произведения Ф. Достоевского, иллюстрирующий зависимость манеры речи от привычки молчать: Я мало четыре года разговаривал.

Единственная тема, не оставляющая Кириллова равнодушным, — Бог. В этом случае речь его принимает напряженный и поэтому отрывистый характер. И в общем речь его суха, так сказать, костлява, — это какой-то скелет без живой плоти. Побудительным мотивом речевого акта является интенция, свидетельствующая о коммуникативной ценности зарождающегося высказывания.

Режиссеры нашли весьма оригинальный способ вербализации этого процесса: Вернемся, однако, к ситуации, когда есть, что говорить. Первый вопрос, возникающий при анализе любого речевого сегмента, за которым стоит определенная языковая личность, звучит следующим образом: Есть мнение, что наше собственное языковое выражение оказывает на нас самих не меньшее воздействие, чем на.

Вот что писал А. Потебня о наиболее ярком носителе собственных коммуникативных усилий — ораторе: Если интенция имеет градуальную шкалу измерений, то, видимо, наблюдения, о которых говорит Т. Винокур, имеют основания считаться полезными. Они показывают, что типы реакций могут зависеть от силы интенции и вида целенаправленного коммуникативного задания.

В частности, обыденная речь, в ее устной спонтанной форме, регулярно обнаруживает вербальных побудителей, составляю щих крайнюю синтагму высказывания говорящего. Таким образом, говорящий индивид стремится к достижению и содержательного и собственно коммуникативного результата одновременно. По мнению психо- и нейролингвистов, мышление, будучи базой любого плана содержания высказывания, не является объективно наблюдаемым процессом. В этом выводе, на наш взгляд, не все бесспорно.

Во- первых, нуждается в корректировке последовательность самооценки личности. Поскольку все-таки речь является производной характеристикой мышления, то было бы точнее считать и оценку произведенной речевой акции вторичной, зависимой от оценки самого.

Во всех прочих случаях выбор языкового знака означающего и означаемого происходит произвольно и оценивается только принимающей стороной. Психика и мышление жестко контролируют стратегию высказывания, опираясь, прежде всего, на выбор исходного и завершающего языкового материала, представляя относительную свободу в реа лизации языковых средств, заполняющих промежуточные сегменты высказывания.

Коммуникативный подход в преподавании иностранных языков

В этом случае, как отмечают Н. Падучева, не только нейтрализуется различие между причиной и целью, но и сокращается расстояние между замыслом и реализацией Арутюнова, Падучева, Разумеется, вывод в ббльшей степени касается диалогической речи. Участники диалога полилога играют в нем определенные роли, соответствующие закрепленным в данном социуме моделям стереотипам речевого поведения.

Как уже отмечалось, различного рода нарушения правил коммуникации здесь всегда мотивированы. Языковой и социальный опыт подсказывают индивиду, когда такой способ достижения цели оправдан. Так, например, откровенное утешение человека, потерявшего близкого, как правило, не утешает из- за тривиальности формы. И здесь же еще одно тонкое наблюдение: Нарушение правил коммуникации может быть связано с задачей повышения экспрессивности высказывания, придания ему эстетического шарма, что вносит в обыденную речь элементы риторики, раскрывая соответствующие социальные и психические характеристики индивида.

Как правило, в этих случаях речь идет о плане выражения языкового знака, реализация которого на супрасегментном уровне допускает достаточно широкий диапазон вариантности. Реализация такого рода экспрессивных средств часто бывает обусловлена профессиональной принадлежностью языковой личности. Одним из наиболее показательных примеров здесь может быть акт речепроизводства актерами. Вот что по этому поводу замечает Г. Аналогичными характеристиками будет обладать речь представителей других профессий, чья деятельность регламентирована той или иной формой вербального общения.

Причем, здесь важно иметь в виду, что профессия накладывает свой отпечаток на речевую деятельность индивида в целом, не ограничиваясь только работой. Представители профессий, для которых язык не является основным средством самореализации, имеют возможность варьировать свой языковой потенциал в зависимости от места и ситуации общения. Ларькиной Си- ротинина, Ларькина, показало, например, что устная речь рабочих36 в неофициальной обстановке мало чем отличается от разговорной речи других жителей г.

Тем не менее, если отвлечься от легкого идеологизированного налета в работе О. Ларькиной, то ее рациональное зерно состоит для нас в том, что представители не1уманитарных профессий, занятых на производстве материальных благ, в большей степени склонны к жанровому разнообразию речевой деятельности, нежели работники непроизводительной сферы. Формирование языковой личности, а следовательно, и механизм ее распознавания обусловлен характером отношений индивида с коллективом.

Нетривиальный подход к этой проблеме имеет место в работе Л. Крысина Кры- син,посвященной исследованию закономерностей общения людей в пределах малочисленных совокупностей. Философская аксиома, заключающаяся в том, что свойства целого детерминированы свойствами элементов, а свойства элемента — характеристиками целого, делает анализ речевой деятельности в малых группах чрезвычайно важным процессом для проблемы идентификации языковой личности.

Философы относят к малым группам семью, производственный, научный, спортивный, воинский и некоторые другие коллективы Философская энциклопедия, По характеру связей между членами малых групп различают формальные и неформальные группы, противопоставленные необходимостью или отсутствием таковой придерживаться соответствующих правил поведения.

Как правило, индивид является одновременно членом нескольких малых групп семья, производство, учреждение, друзья, знакомые.

Нормы и правила поведения в этих группах могут не совпадать, поэтому индивид, в зависимости от окружения, должен адаптироваться к каждому из указанных сообществ. В этом случае индивид часто отдает предпочтение нормам и ценностям той группы, с которой он чувствует себя связанным наиболее тесно и мнением членов которой особенно дорожит. Именно эта группа определяет линию речевого поведения каждого из своих членов. Здесь же формируется специфика речи, которая выделяет языковую личность из референтной группы.

Весьма важным обстоятельством Л. Крысин считает социальную и ролевую неоднородность малой группы. Доминантное начало малой группы определяется ее лидером, служащим объектом подражания для рядовых членов группы во всех сферах деятельности. Речевое поведение, как несложно предположить, не является исключением.

В качестве примера Л. Тимофеева-Ресовского — лидера профессиональной группы, блистательно представленного Д. Граниным в одноименном романе Так складывается речевая гомогенность группы, каждый из членов которой формирует свое речевое поведение в соответствии с групповыми ожиданиями. Крысинуявляющихся отличительными признаками данной сообщности.

Эго могут быть отдельные лексические единицы, особые способы синтаксической организации речи, особые формы речевого зачина и завершения высказывания. Шаблонами, как считает Л.

Крысин, могут также быть цитаты из литературных произведений, устных высказываний кого-либо из группы, лидера, в частности. Сюда же можно отнести речевые клише и обороты наиболее популярных персонажей фильмов, речевые пассажи известных политических и общественных деятелей и. Однако здесь не следует упускать тот факт, что среднестатистический индивид, не принадлежащий к социальным маргиналам, как правило, одновременно является членом нескольких групп. Автор анализируемой работы не склонен преувеличивать это явление, поскольку речевые различия между малыми группами не могут быть существенными из-за регулярных и достаточно тесных контактов между различными социальными слоями общества.

Крысин наделяет речь индивида — члена малой группы — двумя обязательными свойствами: Будучи основной ячейкой общества, семья, более, чем другие типы малых групп, аккумулирует в себе дифференциальные признаки языковой ментальности всего языкового коллектива. Очевидным также кажется и тот факт, что заложенный в семье речевой код речевая манера, по терминологии Л.

Крысина остается доминантой речевого поведения личности на долгое время. Разумеется, идиолект индивида может претерпевать соответствующие возрастным и социальным изменениям модификации, однако, на наш взгляд, они не способны существенно изменить сформировавшийся в семье способ представления языкового материала.

Социальные и профессиональные, прежде всего, условия могут повлиять, и влияют на изменение формы речевого поведения индивида. Вспомним в этой связи многочисленные примеры фонетической интерференции и ее преодоления представителями творческих профессий, выросших за пределами России. План выражения языка, в той или иной мере, поддается перестройке; план содержания языка, способ представления языковой структуры остается в абсолютном большинстве случаев пожизненной характеристикой индивида.

Семиотика. Язык как знаковая система. Понятие знака и типы знаков в семиотике | blogomani.info

В выборе языковых средств и в процессе понимания речи, как уже отмечалось, участвуют как бессознательные механизмы, так и осознанные действия. Так считает и С. Различают три вида ассоциаций: Эти виды ассоциаций играют большую роль при употреблении эпитетов и метафор, при образовании переносных значений слов: Иерархические отношения — это отношения между неоднородными элементами, их подчинение друг другу как общего и частного, родового и видового, высшего и низшего.

Ассоциативные, иерархические и парадигматические отношения противостоят синтагматическим тем, что последние являются линейными. Единицы языка, языковые отношения и функции —вот те три категориальных признака, которые используются при выделении лингвистических дисциплин, изучающих систему языка, его внутреннюю организацию.

По типу единиц языка выделяют четыре основных раздела, их предметом становятся письмо, звуковой строй языка, грамматический строй языка, словарный состав языка. По предмету изучения отдельных ярусов языка выделяются лингвистические науки. Наука о письме к сожалению, нет специального термина палеография греч. Палеография подразделяется на эпиграфику изучает письмена на дереве, камне, металлесфрагистику изучает письмена на печатяхнумизматику изучает письмена на монетах.

Высоко развиты славяно-русская, греческая, латинская, индийская, китайская, армянская, грузинская палеографии. Фонетика, грамматика морфология и синтаксислексикология.

Семиотика. Язык как знаковая система. Понятие знака и типы знаков в семиотике

Кроме того, имеются такие разделы, которые изучают единицы, соприкасающиеся с двумя ярусами языка и показывающие, что язык является единым целым. Такими смешанными науками являются фразеология и словообразование дериватология. Однако язык существует лишь в обществе, лишь тогда, когда он используется людьми, причем различно на разных коммуникативных участках.